Борьба за независимость: Как гайдамаки-гордиенковцы на Запорожье гуляли и джигитствовали

Рассказы о веселом гайдамацко-селянском празднике, который отгуляли в запорожском селе Царицын Кут в мае 1918 года, разлетелись даже за пределы края

Портал Depo.Запорожье продолжает исследовать события, происходившие в Александровске - нынешнем Запорожье - начале XX столетия на фоне Украинской революции. Мы уже рассказывали, как запорожский край приветствовал Украинскую революцию и как создавались здесь национальные организации милитаристского направления, которым вскоре пришлось защищать город от большевистских частей. Красные приблизились к Александровску 23 декабря 1917 года. На улицах города развернулась настоящая война, закончилась она победой украинских национальных сил. Однако ситуация оставалась достаточно неясной, и в начале января 1918 года украинское Запорожье не удержало своей победы над красными. Ситуация изменилась в феврале 1918-го, когда на помощь Армии Украинской народной республики отправились австрийские и немецкие войска. В апреле в освобожденном Александровске состоялся совместный парад Запорожского корпуса Петра Болбочана и Украинских сечевых стрельцов (УСС) под общей командой Вильгельма фон Габсбурга. Группа Габсбурга осталась в Запорожье некоторое время, но и подразделения Армии УНР из Крымской группы вернулись сюда после завершения боевых операций в Крыму. Второй Запорожский пеший полк Петра Болбочана сначала дислоцировался в Мелитополе, а позже – в Александровске и селе Вознесенка, территория которого ныне находится в пределах Запорожья. Запорожский имени кошевого Костя Гордиенко полк конных гайдамаков, возглавляемый Всеволодом Петривым, который позже стал военным министром УНР, сначала находился на Мелитопольщине, а затем был передислоцирован в село Царицын Кут (теперь село Приморское Васильевского района, - Ред.).

Глава Запорожского имени кошевого Костя Гордиенко полка конных гайдамаков Всеволод Петрив

По воспоминаниям самого Петрива известно о том, в каких населенных пунктах края дислоцировались гордиенковцы. На территории современного Мелитопольского района Дармштадт (современное название Ромашки) и Эйгенфельд (Поляновка), а также в современном Акимовском - Радивоновке и Дмитровке (теперь в пределах поселка Акимовка).

Всеволод Петрив вспоминал, что гайдамаки ладили со всеми национальностями края, кроме немцев. Сами влияли на местное население, а также в чем-то подвергались местным влияниям. Некоторые курьезные случаи случались на религиозной почве. Местные жители некоторое время привыкали к тому, что гордиенковцы в церковь, даже на исповедь, ходили с саблями "чтобы она тоже исповедовалась". Священник Дмитриевской церкви под влиянием гайдамаков перешел на "мужицкий" украинский язык. Селяне после этого говорили, "что как-то и Писание понятнее стало".

Полевой духовник Легиона Украинских сечевых стрельцов А. Базилевич и подхорунжий Конно-гайдамацкього полка им. К.Гордиенко Ю. Купчинский. Конец весны 1918 года

После гетманского переворота гайдамацкий полк был отправлен в Александровск. По причине непонятной ситуации в период перехода власти от республиканских органов к гетманским, в уездный центр было решено не входить.

Петров вспоминал: "Ради лучшего расположения и прокорма лошадей, выгружаемся на стации Конкриновка, на которой на буграх между Большим Лугом и Кучугумом, по обе стороны реки Конской, бывшей древней границы в Диком Поле между татарскими улусами и запорожскими зимовниками, лежат два села – Конкриновка и Царицын Кут. Первое – бывший запорожский зимовник, второе – новое, большое, просторное село, однако тоже с украинским населением. Между ними черной водой плещется Конская, которая протекает в Кучугум, резко от него отклоняясь и чуть далее снова от него отходит отдельным руслом. Долина Лошадиная в этом месте – это широкая степь, вся ровная, покрытая травой, километровый широкий простор для конных упражнений, а в конце нее, обособленный насыпью железной дороги, течет тихий, широкий Кучугум, один из больших русел Днепровских, который подходит под сам довольно высокий, восточный берег, который круто в него спускается, весь прорезанный оврагами, продолжающиеся далеко в ровную верховину этого берега. А за Кучугумом кивает ветвями и листьями байраков, рощиц, шумит травами, плещется потоками, улыбается озерцами и беседует птичьими голосами Большой Луг Батько, колыбель бывшей украинской свободы – а над ним красуются косогорами красивые нарядные сады, белые домики с черными крышами и ригами, которые гудением пчел, человеческими голосами, блеяннем и мычанием живности и ржанием гайдамацких коней отвечают Большом Лугу, и плесканию черной воды в Лошадиной".

Гайдамаки 3-го Гайдамацкого полка и конник Конно-гайдамацкого полка им К. Гордиенко. Весна 1918 года

В Канкриновке разместились первая сотня, связные отделы, автоотдел и штаб гордиенковцев. Остальные полки и артиллерия расположились в Царицином Куте. На станции Кушугум были оставлены часть пустых эшелонов с пешей охраной, усиленной пулеметами, и стражем паровоза.

Гайдамаки активно включились в общественную жизнь. Усилиями старшин-гордиенковцев была создана селянско-гайдамацкая труппа, которая готовила постановку Шевченковского "Назара Стодоли" и других спектаклей. Гайдамаки создавали в селах бродячие библиотеки, распространяли украинские книги среди жителей края и тому подобное.

Широкую огласку на Запорожье и за пределами края получил гайдамацко-селянский праздник, который состоялся в начале мая 1918 года при участии бойцов Запорожского и Гордиенковского полков и сечевых стрельцов в Царицином Куте. На нем присутствовали гости из окрестных сел, Александровска, Мелитополя, Павлограда. В программе был военный парад, совместный обед селян и войска, спектакль, массовые гуляния. Была организована лотерея в пользу местной украинской читальни, прибыль от которой составила более 5 тысяч рублей. Деньги были переданы в распоряжение сельской "Просвиты". Больше всего гости праздника были поражены джигитовкой гайдамаков. Те считали себя казаками и лелеяли казацкие традиции верховой езды. Стандартный трюк требовал от всадника поднять с земли шапку, несясь на полной скорости. Показывали гордиенковцы и другие трюки: скакали на боку коня, притворяясь мертвыми; уклонялись от стрел и выстрелов из огнестрельного оружия; некоторые скакали под конем. Они могли развернуться в седле спереди назад, во время того, как их лошади неслись галопом и тому подобное. В абсолютном восторге от увиденного находился и архикнязь Вильгельм фон Габсбург.

Всеволод Петрив писал, что это была "Ярмарка - не ярмарка, сечевой базар - не сечевой базар, но весело". В частности, он вспоминал, что после всех торжеств и праздничного обеда началась "гулянка". "Вот стоит телега с бочками, а у нее волы и засаленный дегтем чумак. Он приглашает на пиво. Чуть далее старый Запорожец цедит для желающих из бочек на высоких ножках водку и вишневку; под навесом цыган с какими-то сладостями и иудейский производный товар с всякой всячиной, шатер с гадалкой, фокусники. Дальше бандуристы, а за ними лирники, какая-то лотерея, которую проводили селянские девушки в пользу школы, а дальше сельская музыка играет, гудит бубен, плачет скрипка, звучит бас – и создаю желание потанцевать у ребят гайдамаков и девушек", – вспоминал Петрив.

После завершения праздника гайдамаки провожали гостей с факелами и салютовали из оружия.

Читайте также:

Как сечевые стрельцы занимались и увлекались Запорожьем;

Как Армия УНР запорожский край от большевиков освобождала;

Как начиналась российско-украинская война 1917 года в Запорожье.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье