Архивы КГБ: Кто помогал запорожским "чекистам" охотиться на бывших политических оппонентов

Во второй половине XX века на территории СССР было уничтожено само понятие "многопартийности", однако бывшие политические оппоненты до сих пор не давали покоя большевикам

Уничтожение политических оппонентов, прежде всего физическое, сопровождало советский строй с самого начала его становления. Большевики достигли в этом немалых успехов. Однако "бывшие" и дальше их беспокоили. Об этом свидетельствуют архивные документы.

В частности, 6 октября 1952 года руководство Запорожского МГБ утвердило постановление о заведении литерного дела №34 "Бывшие участники антисоветских политических партий". В постановлении отмечалось, что отработки лиц, которые ранее относились к "антисоветским политпартиям": меньшевиков, эсеров, анархистов, членов Трудовой крестьянской партии, Украинской коммунистической партии (борьбистов) - "заслуживает серьезного оперативного внимания". На территории области по состоянию на начало 1950-х годов жили бывшие члены перечисленных политсил, ведь раньше здесь действовали их ячейки. В частности, в Запорожском МГБ имели информацию о 48 местных троцкистах, 25 меньшевиках, 15 эсерах, одном "борьбисте", 11 анархистах, 16 членах Трудовой крестьянской партии, двух БУНДовцах (БУНД - еврейская социалистическая организация, - Ред.).

Очевидно, никакой политической деятельности подавляющее большинство этих людей уже не проводило. Соответственно, чтобы узнать, "чем дышат" теперь "бывшие", чекистам нужны были "свои люди" в их окружении – ищейки, которые были осведомлены о деятельности этих партий и знали лично их участников.

И такие люди были найдены. Их фамилии и характеристики содержатся в литерном деле. Итак, далее – о бойцах "неизвестного фронта", которые помогали запорожским "чекистам" охотиться на бывших политических оппонентов.

Борис Штифман, он же агент "Чумаков", "специализировался" на бывших троцкистах. Был завербован в Запорожье 21 ноября 1947 года. В документах МГБ было замечено, что вербовка произошла под давлением компрометирующих материалов."Чекистам было известно, что в 1926-1928 годах Штифман входил в троцкистскую группу на швейной фабрике им. Володарского. За троцкизм Штифман был наказан: в 1935 году его исключили из компартии и приговорили к трем годам ссылки. В реальности вернуться в Запорожье бывший троцкист смог только в 1946 году. В МГБ его характеризовали как дисциплинированного, аккуратного в явках, пунктуального в исполнении задач, к тому же отмечалось, что он имеет разветвленные связи среди объектов разработок "комитетчиков".

Спиридон Спичка, он же агент "Майский", и Петр Медведь, он же "Кобзарь", "специализировались" на экс-членах Трудовой крестьянской партии. Оба входили в 1931 году в ее состав. На этом мужчин и "подцепили на крючок" сотрудники Васильевского райотдела МВД в 1951 году. Взвешивая характеристики, агент был бросовый. "Материалов, заслуживающих оперативного внимания не предоставил, проявляет пассивность, мотивируя занятостью по работе, рейдовых возможностей не имеет", - сообщали об оперативнике.

Павла Давыдкова, он же агент "Остапец", васильевские "чекисты" завербовали еще в 1939 году. "Остапец" специализировался на бывших участниках Союза освобождения Украины (партию в свое время возглавлял уроженец Мелитопольщины, известный идеолог украинского национализма Дмитрий Донцов, - Ред.) и Трудовой крестьянской партии. В МГБ агента характеризовали как инициативного и аккуратного в явках.

Василий Романов, он же агент "Инсаров", был завербован в Бердянске на основании компрометирующих материалов о его "крымском" этапе жизни, когда мужчина принадлежал к меньшевикам. Отмечалось, что завербован он был в 1950 году именно для разработки бывших участников политических партий, определенных как антисоветские. От сотрудников Осипековского (Бердянского) горотдела МВД "Инсаров" получил только положительные характеристики. Стоит отметить, что в том же 1950 году в Бердянске был завербован еще один бывший меньшевик Иван Николаев (агент "Егоров").

На бывших меншевиках должен был "специализироваться" и Афанасий Пинчук, он же агент "Карп". Мужчина также был завербован на Бердянщине - Осипенковским ГО МВД. "Подловили" Пинчука на данных о его активном участии в меншевистском кружке, действовавшем в 1907-1917 годах в селе Дмитровка современного Бердянского района. Впрочем, особого прока от этой вербовки "чекисты" не имели. "Агент по своим личным деловым качествам малоценный, материалы дает информационного характера, малограмотный, преклонного возраста, рейдовых возможностей не имеет", - говорилось в характеристике.

А вот Дмитрий Пивень, он же агент "Лебедев", имел весьма пеструю политическую биографию. В 1908 году Пивень был арестован царской "охранкой" и за анархическую деятельность приговорен к 15 годам. Отбывая каторгу, познакомился с еще одним легендарным уроженцем запорожского края Нестором Махно. Несмотря на это, вернувшись в 1917 году, присоединился не к анархистам, а к украинским эсерам. Успел в 1930-х побывать в рядах компартии, но был осужден за "антисоветчину" к трем годам лагерей. Полагая, что Пивень может быть ценным агентом, его 27 декабря 1952 года завербовал сотрудник УМДБ Запорожской области. И не ошибся. Агент "Лебедев" получал от кураторов исключительно положительные рекомендации.

Одно из донесений "Лебедева" касается, например, деятельности запорожских анархистов в 1917-1918 годах. Агент перечисляет фамилии бывших товарищей, принадлежавших к так называемой "федерации анархистов", среди них вспоминает знаменитую Марусю Никифорову (уроженка Александровска – современного Запорожья, повстанческий атаман – Ред.).

"Федерация работала в контакте с Махно и его идеологами Аршиновым и Вольским... Федерация имела собственный вооруженный отряд под командой Никифоровой. Отряд разоружал донских казаков, которые ехали с фронта домой и, вообще, вооруженным путем добывали средства к существованию. Контингент отряда состоял преимущественно из деклассированного элемента", - говорится в сообщении агента. Под донесением стоит резолюция: "Материалы бывших антисоветских по городу Запорожью нам нужны. Но не кажется ли вам, что агента "Лебедева" пора уже использовать по конкретным лицам и делам..."

Эсфири Ярославской, она же агент "Орлова", было поручено рыскать за бывшими меньшевиками, ведь во время революции женщина принадлежала именно к ним и проводила активную пропагандистскую работу. Для ее вербовки были использовании компрометирующие материалы, предоставленные одним из руководителей меньшевиков Запорожья.

Вот такая кропотливая работа по надзору за бывшими политическими оппонентами происходила в стране, где была одна-единственная "руководящая и направляющая", как скажут позже, КПСС. В это же время в цивилизованном мире закладывались основы современной политической культуры.

При написании статьи использованы документы из фондов Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины (г. Киев).

Читайте также:

Как татары мешали советскому руководству наслаждаться "отжатым" Крымом;

Борьба за независимость: Кто из запорожцев присоединился к движению демократов-"багряновцев";

В ореоле казацкой славы: Как американские украинцы в начале 1920-х о Махно узнавали.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье