Долгое возвращение из-под Иловайска: Через пять лет после гибели бойца родители везут его домой

На одно захоронение с номером на Кушугумском кладбище, что под Запорожьем, 5 марта стало меньше: неизвестному защитнику Украины возвращено имя – Руслан Дейнеко
 

Аллея Героев Кушугумского кладбища всегда благоустроенная, почти все захоронения одинаковые. Выделяются лишь единичные надгоробки над опознанными. Остальные – или табличка "неизвестный боец, №", или "законсервировано". Последнее означает, что неизвестному защитнику, который здесь был похоронен, возвращено имя и сам он вернулся домой – на малую родину, куда к нему придут родственники и друзья.

Возвращение Руслана Дейнеко, которому теперь навсегда 20, растянулось на годы. Мать Аурика гладит желто-голубую ткань, которой обтянута гроб. "Он лежал здесь, ждал, наверное, нас", – плачет женщина. Гроб ставят в "Газель", на боках которой черное "200". Она едет на Харьковщину – в родной для Руслана Чугуев. Сначала остановится на территории 92-й отдельной механизированной бригады, где с защитником торжественно простятся военные, а потом уже – на Чугуевское кладбище, где бойца смогут посещать родственники: младшая сестра, мать, отец.

За полгода до начала российско-украинской войны, девятнадцатилетним, Руслан резко изменил свою жизнь: после окончания техникума и поступления на заочное отделение Харьковского национального университета радиоэлектроники, пошел в армию по контракту. В самое пекло войны наводчик гаубичной самоходной артиллерийской установки, старший солдат Дейнеко попал в августе 2014 года. Задачей батальйонно-тактической группы, которая 23-го отправилась на ротацию в зону проведения Антитеррористической операции, было деблокирование частей, которые враг сжимал тисками под Иловайском. А уже через четыре дня, 27 августа, Руслан перестал выходить на связь с родителями. "Позвонил и все, больше не было звонков. Сказал, что обстреливают, начал говорить, что хочет другую работу", – скупо пересказывает последний разговор с сыном Юрий Дейнеко. "Сказал, что очень страшно, мама, нас обстреливают, мне очень страшно. А мы ничем не могли ему помочь", – мать снова плачет.

Через месяц украинские поисковики между селами Ленинское и Новокатериновка на сгоревшем пшеничном поле нашли вдребезги разбитую взрывом САУ, а возле нее собрали фрагменты человеческих останков, которые привезли в Запорожье. "В составе батальйонно-тактической группы 92-й бригады были три САУ. Все три места, где они были уничтожены врагом, – мы нашли. У них есть номера, есть фото. И возле одной мы собрали останки неизвестного бойца... То, что мы видели сейчас во время эксгумации, это именно те человеческие останки, которые мы собирали тогда в сентябре 2014 года на полях под Иловайском", – рассказывает представитель миссии "Эвакуация 200" Павел Нетёсов.

В ночь на 28 августа 92-га бригада пыталась прорваться к окруженным украинским военным. САУ Дейнеко накрыло вражеским обстрелом, взорвался боекомплект. Даже от установки мало что осталось. "Там большая воронка такая, два метра глубиной. От посадки почти ничего не осталось, поле пшеницы было – оно полностью сгорело, ни одного колоска. И от самой установки остались только ствол, катки-шасси. Руслана собирали в радиусе 200 метров", – вспоминает Нетёсов.

Тогда же, в 2014-м, было отобрано ДНК и проведен сравнительный анализ с ДНК матери Руслана. Однако, по до сих пор непонятным причинам, первый результат был нулевой – ни одного совпадения. Останки, которые нашли поисковики, похоронили на Кушугумском кладбище как неизвестного бойца с номером 4055. Семья тем временем лелеяла надежду, что их мальчик жив. Родители пытались разыскать Руслана своими силами, писали о нем в сетях, из-за чего мошенники открыли на них настоящую охоту продолжительностью почти в два года. Мать Руслана рассказывает, что говорили, сын в плену – то там, то там. Семья уже отправлялась на поиски под Донецк, но вовремя догадывалась, что стала жертвой мошенников. Те просили разные суммы денег, иногда – просто пополнить телефон.

Впоследствии было инициировано проведение еще ряда экспертиз. В результате были обнаружены совпадения с ДНК и матери, и отца Руслана. По их совокупности 21 декабря 2018 года эксперт сделал вывод, что биологические образцы неопознанного тела с вероятностью 99,99991% совпадают с ДНК родителей Руслана Дейнеко. "Следователями СБУ было принято решение об установлении лица... Матери звонили мошенники, говорили "ваш сын в плену", она, как любая женщина, цеплялась за надежду, что сын жив. Но она признала результаты окончательной экспертизы", – говорит офицер отдела розыскной работы Управления гражданско-военного сотрудничества ГШ ВСУ майор Владимир Биленко. "Надеялись, верили, ждали, но чуда не произошло. Зато теперь мы будем знать, где его могилка. Почти пять лет лежал ребенок здесь", – говорит мать Руслана.

Микроавтобус с гробом медленно выезжает из Кушугумского кладбища, родители везут своего мальчика домой. На кладбище остается надгробие без надписей, скоро на нем появится табличка "законсервировано". Это означает, что могила пуста, три года здесь нельзя никого хоронить. А главное, это означает, что еще одному безымянному защитнику возвращено имя: старший солдат Руслан Дейнеко.

На Кушугумском кладбище были похоронены 120 неизвестных бойцов, вместе с Русланом установлены имена 48 из них. Дело о погибших во время событий в Иловайске с декабря 2014 года расследует Управление СБУ в Запорожской области по статье "Умышленное убийство". Тогда в нем было более 200 неустановленных защитников. С того времени возвращены имена 198, еще почти полсотни ждут опознания.

Читайте также:

Встречи на кладбищах: Как бойцы "Хортицы" чествуют побратимов.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье