Архивы КГБ: Как татары мешали советскому руководству наслаждаться "отжатым" Крымом

Несмотря на "хрущевскую оттепель" с ее полуреабилитационными процессами относительно жертв сталинизма, ранее депортированные крымские татары были объявлены на своей родине нежелательными персонами

"Нежелательным является массовое посещение Крыма высланными татарами", - писал в докладной "на Киев" в марте 1957 года начальник УКГБ по Крымской области полковник Шалоник. Попытки коренного населения Крыма создать национальное татарское Крымское государство во время немецкой оккупации не было прощено. И крымский "главчекист" в докладной не скупился на шаблонные обвинения, которые традиционно предъявлялись в СССР представителям любых национальных движений сопротивления большевистской системе: от всеобщей коллаборации с нацистами до массовых расстрелов мирных жителей.

По данным, которые приводил Шалоник, согласно решению Советского правительства из Крыма были высланы 190370 крымских татар. Однако, жаловался "чекист", Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 года ограничение на спецпоселения с крымских татар было снято. Именно с того времени татары массово стали переезжать жить в соседние с полуостровом Запорожскую, Херсонскую, Одесскую области и Краснодарский край (РСФСР). Оттуда они наведывались в Крым, в частности посещали те местности, в которых проживали до выселения. Тоска выселенного народа по родине воспринималась КГБ как преступление. Кроме прочего беспокоило "комитетчиков" то, что татары осматривали свои бывшие дома. "Чекисты" отчитывались, что бывшие жители полуострова распространяли среди переселенцев, которые, собственно, и заселились в жилье депортированных, "провокационные слухи" о своем скором возвращении в Крым и т. п. и этим вызвали панические настроения у жителей.

С приезжающих в Крым татар не сводили глаза, за ними неустанно следовала агентура. Сыщики собирали информацию, которую передавали начальникам в КГБ. В частности, в сентябре 1956 года в Крым прибыл член КПСС Ибрагим Рамазанов, который работал старшим военным представителем по приему подводных лодок в Ленинграде. От него агент КГБ узнал, что крымскотатарская интеллигенция поставила себе цель добиться возвращения соотечественников в Крым. Также Рамазанов рассказал, что для этого в Ташкенте создан организационный центр.

В КГБ проверили данную информацию - она получила подтверждение. В Ташкенте действительно действовала инициативная группа татарской интеллигенции, которая добивалась издания газет на татарском языке, создания национальных школ, театра и требовала разрешения на въезд татар в Крым и возвращения им имущества.

В докладной крымского КГБ говорилось, что участники ташкентского комитета Алядинов, Муртазаев и Селимов склоняли татар к самовольному въезду в Крым и силовому возвращению (захвату) отобранного у них при выселении имущества. В частности они утверждали, что "эта мечта всегда будет их преследовать, пока они ступят на крымскую землю".

В подтверждение того, что это - не пустые разговоры, КГБисты приводили несколько примеров. В частности, вспоминали приезд в село Лучистое (до 1945 года – Демерджы) Алуштинского района Мустафы Джели, который якобы угрожал председателю сельского совета и местным жителям, говоря, что "он себя еще покажет".

А татарские патриоты Селимов и Гафаров в сентябре 1956 года посетили писателя Аркадия Первенцева и требовали у него опровержения изложенных в романе "Честь смолоду" данных о "предательских" действиях татар во время оккупации. Попутно заметим, что за упомянутое сочинение, "посвященное героической советской молодежи и Ленинскому комсомолу", Первенцев получил в 1949 году Сталинскую премию второй степени.

Хватало и курьезных случаев, которые также записывались "чекистами". В 1956 году в Бахчисарай приезжал крымский татарин Сайдамет Бекиров. Мужчина хотел оформить прописку на родине. Для этого пытался использовать "слабости" бывшего секретаря райкома компартии Бережного, а именно любовь последнего к алкогольным напиткам и "спаивал" его. В материалах КГБ также упоминается татарин Сулейманов, который во время своего приезда в Бахчисарай открыто критиковал и обличал советскую власть и правительство.

Учитывая эти и другие факты, руководство областного КГБ направляло в Киев советы об усилении "антитатарской" деятельности. Делая акцент на том, что это необходимо с целью "обеспечения безопасности руководства партии и правительства, отдыхающих в Крыму". Рекомендовалось, в частности, закрепить в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 года уголовную ответственность за самовольный въезд в Крымскую область высланных татар.

На главном фото: Крым 1950-х годов, sfw.

Читайте также:

Мелитопольские "автономисты": Как КГБ закрывал рты крымским татарам;

Как крымские татары 30-летие депортации "отмечали".

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье