Архивы КГБ: Как поэта Ивана Манило на тоску по запорожским степям "ловили"

Запорожскому поэту и басеннику повезло, он успел сбежать на Запад раньше, чем до него добрался КГБ. Но чекисты не оставили его и там

Очередной исторический очерк портала Depo.Запорожье посвящен увлекательной жизненной одиссее поэта, яркого представителя украинской диаспоры в Америке 1950-1970 годов, Ивану Манило. И его творчество, и его жизненный путь, к сожалению, до сих пор мало известны украинскому читателю. Но мы попробуем воспроизвести отдельные эпизоды благодаря неутомимому КГБ, который следил за Манило минимум полтора десятка лет.

В поле зрения советских спецслужб поэт попал летом 1945-го, когда на него было заведено розыскное дело №1930. Из коротенькой справки, которую оно содержит, узнаем, что Манило родился в 1918 году в селе Юрковка Ореховского района современной Запорожской области. В 1937-1939 годах учился в Запорожском пединституте, окончил литературоведческие курсы при союзе писателей в Киеве. Оставался в Запорожье во время немецкой оккупации, сотрудничал с местной газетой "Новое Запорожье". Судя по доступным выпускам газеты, печатал поэт в ней свои стихи. Один из них, "Слово украинского добровольца" (Новое Запорожье, 30.06.1943 г.), был массово перепечатан в разных газетах, издававшихся на оккупированной территории Украины. Стихотворение содержит прямой призыв поворачивать оружие против "советов" и "защищать свободы стяг".

Сказала ж мати з ким іти

І нищити кого дощенту:

О, сину мій! Чи чуєш ти:

Нас кличе Захід і Шевченко!

Кроме того, по данным КГБ, во время оккупации Иван Манило принадлежал к подпольной ячейке ОУН, которая действовала в селе Юрковка. Будто именно за это он был арестован немецкими карательными органами в 1943 году. По крайней мере, такие выводы проистекали из донесений агентов "Якоря", "Павла", "Овода", "Кобы", "Никитиной", "Огонька" и "Ковалевского". Запомните последнего - это друг детства Манило, с помощью которого КГБ попытается завербовать поэта.

В небольших воспоминаниях, опубликованных уже в эмиграции в Америке в 1951 году, Иван Манило не подтверждал свою принадлежность к ОУН, однако вспоминает про деятелей националистического подполья. О немецких репрессиях рассказывал следующее: "В начале 1944 года, на улице города Николаева был арестован гестаповцами мой приятель – журналист с Донбасса Павел Бойко. Я поспешил ему на помощь и сам попал в гестаповские лапы. Нас заперли в тесные и темные камеры смертников, каждого отдельно. Перед тем били обоих кулачищами так, что мы, падая на пол, харкали кровью".

Ивану Манило, которого принудительно вывезли в Германию, повезло остаться живым и впоследствии уехать дальше на Запад. По данным 1-го Главного Управления КГБ, он проживал в Мюнхене, где занимался литературной работой, был известен как поэт и автор очерков. В частности, басни публиковал в газете "Хлебороб", сельскохозяйственном издании журнала "Украинец".

На світі жив Ведмідь Йосиф,

Горбатий і товстий,

Йому превесело жилося,

Бо він був цар… І кат страшний…

С 1947 года Иван Манило жил в США. Его жена Лидия была уроженкой Никополя, военное лихолетье также забросило ее на Запад. Оба работали на заводе, и, согласно наблюдениям советских агентов, зарабатывали достаточно для проживания. В частности, приобрели себе дом на шесть комнат, что по советским меркам, конечно же, было роскошью. Иван Манило продолжил обучение, в 1957 году окончил Пенсильванский университет. Жил в Филадельфии, организовал издательский фонд и издательство "Мир". Не прекращал писать и, начиная с первых послевоенных лет, публиковал собственные творческие работы.

В начале 1956 года Иван Манило через переписку восстановил связь с сестрой Татьяной Манило, которая жила в Кушугуме Запорожской области. Постепенно расширял круг запорожских адресатов, интересовался судьбой знакомых, многие из которых были арестованы органами госбезопасности или же находились в розыске. Этим вызвал к себе очередной "всплеск интереса" со стороны советских спецслужб. Тем более, что среди адресатов Манило был уже упомянутый друг детства, по совместительству советский агент "Ковалевский".

Тот активно отчитывался КГБ о переписке с поэтом. В частности, сообщал, что Манило выражал тоску по Родине, мол, отдал бы все, чтобы хоть раз приехать сюда и увидеть родные степи. Поэт был искренен, об этом можно судить хотя бы по стихотворению Манило, которое именно в то время было напечатано в журнале украинцев Америки "Свобода".

Я із Юрківки, де Оріхів

Шумить піснями вдалині,

Де зорі падають на стріхи,

Немов троянди осяйні.

Де люд привітний, працьовитий

Горить в роботі до зорі,

Де Кінка золотом залита

Сповняє щедро ятері.

Именно эту тоску и решили использовать сотрудники КГБ в оперативных целях. Тщательно изучив творческий путь Ивана Манило, советские спецслужбы знали, что он находится в окружении деятелей эмиграции, которые проводили "активную антисоветскую деятельность", в частности, речь шла об Иване Багряном. В 1958 году по заданию КГБ агент "Ковалевский" в переписке с Манило предлагал последнему встретиться на Всемирной выставке в Брюсселе. Однако встреча не состоялась, Манило, ссылаясь на отсутствие средств, отказался.

Впрочем, не подозревая, что друг детства заагентурен и переписывается с ним в оперативных целях, поэт стремился к встрече. Узнав, что "Ковалевский" работает учителем, приглашал его по возможности в составе какой-педагогической делегации приехать в США.

Тем временем сотрудники КГБ продолжали изучать оперативные возможности работы с Манило. Главной целью была его вербовка для разработки антисоветских групп и организаций за рубежом.

На сегодня материалов, которые бы проливали свет на дальнейшие действия КГБ в отношении Ивана Манило после 1958 года, не найдено. Поэт умер в 1976-м в городе Вайнленд, штат Нью-Джерси, там и похоронен. Все его сборники увидели свет в Америке, для рядового украинского читателя он остается почти неизвестным.

Ранее портал Depo.Запорожье рассказывал, как советские спецслужбы издевались над запорожским языковедом Виктором Чабаненко.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье