НКВД в цифрах: Как запорожские чекисты выполняли план по вербовке и легендам

Изучаем очередной интересный документ из архивов КГБ

В конце 1940 года руководство республиканского Наркомата внутренних дел выражало определенное недовольство работой Запорожского областного НКВД. Осенью в Запорожье даже прибыла специальная комиссия из Киева, чтобы выяснить, где недорабатывают запорожские чекисты и как им помочь. Итогом проверки стал Акт обследования, который содержал ряд рекомендаций. Областное НКВД должно было отреагировать, поэтому, через пару месяцев в Киев направили отчет с информацией о деятельности областного управления на протяжении октября-ноября 1940 года, в частности, по исправлению недостатков. Этот скупой, но очень интересный документ изучили журналисты Depo.Запорожье.

Итак, что мы имеем. По состоянию на 1 декабря 1940 года в секретном аппарате областного НКВД числились 1127 человек, из них агентов – 124, резидентов – 73, информаторов – 930. Было организовано 36 конспиративных квартир.

В это время разрабатывались 42 агентурных дела (заведены на шпионскую резидентуру, антисоветскую группу или организацию, а также отдельных лиц, вокруг которых группировались антисоветские элементы) и 62 дела-формуляра (заведены на отдельную личность в связи со сведениями, которые давали основание подозревать его в проведении подрывной деятельности против СССР). В течение октября-ноября были реализованы, то есть, внедрены в жизнь по определенному плану, четыре агентурных дела и три дела-формуляра. По ним арестовали 27 человек.

Сотрудники второго отдела Управления государственной безопасности в это время завербовали двух агентов, одного резидента и 22 информатора, организовали две конспиративные квартиры. Ими же были начаты две агентурные разработки: "Богословы" (по направлению "сектанты ") и "Враги" (по направлению "антисоветский элемент"). На одиннадцать "меньшевиков, сионистов и разных антисоветских элементов" завели дела-формуляры. Кроме того, были заведены 104 учетных дела на "подозрительных" запорожцев.

В это же время сотрудники второго отдела передали в Следственную часть для дальнейшего расследования собранную ими информацию по агентурному делу "Неугомонные", в которой фигурировали пять человек, а также одно дело-формуляр, заведенное на члена местной коллегии защитников Падалку.

Отличились сотрудники второго отдела и в работе на "земле" - на территории Осипенковского (Бердянского района, который входил в зону их ответственности. Здесь они провели "блестящую операцию" по выявлению и ликвидации подпольной церкви иоанттов, которая возникла в Российской империи в начале ХХ века среди сторонников протоиерея Иоанна Кронштадтского, советскую власть не признала, соответственно ею не признавалась. В деле НКВД церковь проходила как "иоанитская церковно-сектантская контрреволюционная организация". Иоаниты имели глубоко законспирированную и технически оснащенную подпольную церковь, много ценностей в золоте и серебре, а также большое количество продуктов питания. Понятно, что все это было изъято запорожскими чекистами. Кроме того, они нашли значительное количество религиозной литературы и установили, что местные иоаниты имели связи с "религиозно-контрреволюционными элементами" на Донбассе. По делу арестовали восьмерых сектантов.

Вторым отделом были разоблачены два автора, которые распространяли "контрреволюционные листовки" и анонимные "контрреволюционные письма".

Не отдыхали и сотрудники третьего отдела Управления государственной безопасности, которые завербовали семерых агентов и пятерых информаторов и организовали одну конспиративную квартиру. В настоящее время в разработке у третьего отдела находились одно агентурное дело и пять дел-формуляров. За два места чекисты успели реализовать два агентурных дела, по которым были арестованы 10 человек.

Особенно активно сотрудники отдела работали на "германском направлении", в частности, над внедрением своих агентов. В течение двух месяцев успели подготовить для легендирования в каналы немецких разведывательных органов четырех человек: "Колонистку", "Дика", "Марта" и "Арнольда".

Вместе с тем активно разрабатывали родственные связи сотрудника немецкого посольства Краузе. Для этого были "проработаны" и завербованы два агента: "Патриот" и "Коровин".

Через уже действующую агентуру чекисты третьего отдела обнаружили 14 человек, которые ранее работали в голландской и немецкой концессиях "Друзак". Из их числа был завербован бывший водитель директора концессии Шмидт, который в то время работал машинистом электростанции в городе Молочанск Запорожской области.

Сотрудники экономического отдела НКВД активно работали на предприятиях Запорожья. В течение двух отчетных месяцев они завербовали двух агентов, пятерых резидентов, 35 информаторов и организовали одну конспиративную квартиру.

За это же время ими было заведено агентурное дело "Беглецы" по направлению "повстанцы", которое они успели реализовать. На десяти запорожцев завели дела-формуляры, еще на 65 - учетные. Успели "разобраться" с двумя фигурантами дел-формуляров: сотрудником завода №29 (теперь "Мотор-Сич") Крузо и алюминиевого техникума Макеевым. Кроме того, собрали оперативный материал и подготовили к реализации дело "Керамики".

Значительное внимание сотрудники экономического отдела уделяли выявлению недостатков в работе будущей "Мотор-Сичи". Собранный чекистами материал по выпуску некачественной продукции оборонным заводом №29 находился в шести томах, которые они направили в НКВД УССР.

Кроме того, чекисты-"экономисты" выявили значительные недостатки в работе оборонного цеха завода "Коммунар", производившего мины. Об этом сообщили непосредственно в НКВД УССР, НКВД СССР и лично Никите Хрущеву.

На "Запорожстали" реализовывал агентурные дела в отношении руководства металлургического комбината: главного инженера Пудикова, начальника листопрокатного цеха и других. Также было заведено агентурное дело на директора коксохимзавода Симоненко, который в 1922 году уже арестовывался ГПУ, а по состоянию на 1940 год подозревался во вредительской деятельности. На Симоненко дал показания бывший начальник отдела капитального строительства предприятия Сибко, которому Симоненко якобы "давал указания осуществлять вредительскую деятельность на заводе".

Транспортный и водный отделы Запорожского НКВД работали несколько медленнее: завербовали двух агентов и 11 информаторов, организовали три конспиративные квартиры и завели дела-формуляры на трех подозреваемых в подрывной деятельности против СССР.

Итак, хотя запорожские чекисты в "отличниках" у руководства не числились, со своей основной функцией - создание атмосферы страха - справлялись неплохо. Именно постоянное ощущение того, что "Большой брат" следит за всеми, а вовсе не "советские пряники", превращали человека в "Гомо советикус".

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье