Архивы КГБ: Как херсонские "чекисты" безуспешно "охотились" на пожилого антисоветчика

В разработке пожилого педагога Якова Ковалева МГБ не могло продвинуться в течение нескольких лет
 

Архивы КГБ: Как херсонские "чекисты" без…

Факты из биографии Якова Ковалева, которые дошли до современности в материалах КГБ, – это, в определенной степени, история стойкого сопротивления советчине.

В 1919 году Ковалев воевал с красными на Криворожье. В 1930-м подозревался НКВД в принадлежности к антисоветскому повстанческому отряду. Во время нацистской оккупации Херсонщины при содействии членов ОУН вошел в районный Украинский совет. По некоторым свидетельствам, содержал конспиративную квартиру националистического подполья. Несмотря на такой "антисоветский букет", сотрудники МГБ на протяжении нескольких лет не могли ни "пошить" Ковалеву дело, ни обнаружить какие-то интересные для себя связи.

Итак, в поле зрения херсонских "чекистов" 64-летний Яков Ковалев, беспартийный, с высшим педагогическим образованием, попал весной 1948 года. Уроженец Кировоградской области, он на то время проживал в Большой Александровке на Херсонщине и работал заведующим методическим кабинетом районного отдела народного образования.

Местными сотрудниками МГБ на Ковалева было заведено дело-формуляр. Основанием стало эсеровское прошлое педагога, офицерская служба в Российской армии во времена правления Керенского, подозрения в участии в повстанческом отряде. За последнее Ковалева в 1930 году даже арестовали, но освободили из-под стражи через полгода из-за недоказанности вины.

Кроме того, "чекистов" интересовала деятельность мужчины во время нацистской оккупации края. В 1941 году, во время наступления немецких войск, Ковалев не эвакуировался и остался проживать в районе. Осенью 1941-го познакомился с членами походной группы ОУН, прибывшими в Большую Александровку. При содействии последних был назначен членом районного Украинского совета, где до конца 1941 года работал заведующим районного отдела здравоохранения и заведующим больницей. По показаниям арестованного члена местной ОУН Невенченного, Ковалев долгое время был держателем конспиративной квартиры националистического подполья в Большой Александровке.

В январе 1942 года немцы назначили Ковалева мировым судьей районной управы по уголовным делам. На этой должности он и проработал до декабря 1943 года. "Будучи мировым судьей, подчинялся непосредственно Гебитскомиссару, по указаниям которого объявлял приговоры и садил в тюрьму советских граждан, или же налагал штраф за неисполнение приказов немецкой администрации", – говорится в материалах МГБ.

Среди прочего, в руки чекистов попал отчет Ковалева, где отмечалось, что он с января по май 1943 года рассмотрел 65 дел. По этим делам оправдан судом был лишь однин человек, другие же – заключенные на разные сроки.

Стоит отметить, что вскоре после освобождения Херсонщины от нацистов в 1944 году, "чекисты" уже интересовались Ковалевым. Его даже арестовали. Но тогда дело закрыли из-за недостаточной доказательной базы, а арестованного освободили. Сотрудники МГБ по этому поводу позже замечали, что эсеровские моменты биографии Ковалева в 1944 году не рассматривались, поскольку на то время картотека да и в целом архивные материалы еще не вернулись из эвакуации.

В 1948 году эти документы уже были в распоряжении "чекистов". Ознакомившись с материалами дела, руководство УМГБ Херсонской области дало указания сотрудникам в Большой Александровке на осуществление негласной документации фактов "враждебной деятельности" Ковалева. Также от "чекистов" из Большой Александровки требовали проверить возможные связи мужчины с оуновским и эсеровским подпольем по состоянию на 1948 год.

Очевидно, что к осени 1949 года никаких сдвигов в деле Ковалева не было. Ведь именно тогда республиканский МГБ запросил его дело-формуляр и план агентурной разработки по нему. Не изменилась ситуация и в конце лета 1950-го – Киев снова требовал от херсонских "чекистов" планов по Ковалеву.

План херсонского МГБ в отношении на то время 66-летнего школьного учителя заключался в следующем: изучить семейные, бытовые, служебные связи и их характер. Кроме того, из ближайшего окружения Ковалева необходимо было завербовать агента, способного вести разработку как фигуранта, так и других атисоветчиков из его окружения.

Предполагая, что Ковалев может поддерживать отношения с экс-участниками "национальных уклонов", троцкистами и другими "бывшими" политиками, целесообразным виделось направить агента из Херсона, чтобы он "приглядывал" за этой публикой в Большой Александровке.

Донесения об эсеріовском прошлом объекта разработки ожидались от информаторов "Овода", "Александровой" и "Чайки".

Не меньше интересовало "чекистов" Оуновское прошлое Ковалева. Имея информацию о связях педагога с участником походной группы ОУН Марком Руппом, они решили повторно допросить арестованного оуновца Невенчанного, а также привлечь все возможные материалы по истории деятельности местных ячеек ОУН во время немецкой оккупации. Главным вопросом было: не проводит ли Ковалев националистическую деятельность именно сейчас.

Параллельно планировалось основательно допросить свидетелей, чтобы получить необходимые материалы о работе Ковалева на немцев.

В феврале 1951 года дело Ковалева снова побывало в Киеве и было возвращено в Херсон с рекомендациями по активизации разработки пожилого учителя. От сотрудников херсонского МГБ в очередной раз требовали сбора данных и документов.

Однако, очевидно, что ни "пошить" Ковалеву дело, ни обнаружить "враждебные отношения" херсонским "чекистам" не удавалось. Несмотря на все побуждения из Киева, "воз и ныне был там" и по состоянию на май 1951-го, и в сентябре того же года.

Многочисленные запросы из МГБ УССР в УМГБ в Херсонской области относительно планов по разработке антисоветизма Якова Ковалева

К сожалению, из материалов из архивов КГБ, которые удалось найти и исследовать, окончательно неизвестно, чем наконец закончилась разработка пожилого антисоветчика. Впрочем, можно предположить, что совсем безрезультатно для органов госбезопасности.

Читайте также:

Как семиклассница и счетовод боролись с советской властью на Херсонщине;

Как на Херсонщине "охотились на приведение" киевского бургомистра Багазия;

Как херсонский "националист" 70 лет назад из-за "малороссов" сокрушался.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"