Архивы КГБ: Как Иван и Мария из ОУН ставили на уши чекистов нескольких областей

Волынянка Мария Мацеха и полтавчанин Иван Задорожный, которые уже прошли сталинские лагеря, в очередной раз попали под колпак КГБ в 1956 году
 

Борьба с украинскими националистами занимала особое место в деятельности советских органов госбезопасности. В 1956 году некие Мария Мацеха и Иван Задорожный умудрились поставить на уши чекистов сразу нескольких областей. О том, как это происходило, портал Depo.Запорожье узнал из архивных документов.

Уроженка села Гупалы (теперь в Любомильском районе Волынской области) Мария Мацеха впервые попала в сталинские жернова 21-летней. Работая в народном суде и райкоме комсомола по поручению Головнянского районного провода ОУН, Мария собирала разведывательную информацию, снабжала ОУНовцев продуктами питания. За это 1951 года девушка была осуждена Военным трибуналом к 25 годам лагерей. Приговор волынянка отбывала в лагерном отделении №9 Сиблага МВД СССР. Однако на фоне хрущевской оттепели в июне 1956 года, согласно постановлению Комиссии Президиума Верховного Совета, ее досрочно освободили. А уже в октябре 27-летняя Мария приехала в Крым, в Феодосию, где устроилась на работу на кирпично-черепичный завод.

Естественно, чекисты не собирались терять Мацеху из поля зрения. В декабре 1956-го на Марию было заведено дело предварительной оперативной проверки №489. Основанием стала информация агентуры о связи девушки с ОУН, за которую она уже отсидела в лагере. Дело быстро пополнялось новыми данными. В Феодосии Мацеха переписывалась (по словам ККБистов, "поддерживала обширную переписку") со знакомыми, которые ранее также были осуждены за антисоветскую деятельность. География переписки женщины действительно впечатляла: Крымская, Полтавская, Волынская, Станиславская (Ивано-Франковская) области и т. д. Случались адресаты и в более удаленных регионах, например, в Кемеровской области России. Кроме того, в КГБ фиксировали, что Мацеха интересуется матросами Черноморского флота, выходцами из Западной Украины.

В октябре-декабре 1956 года из села Сенче Лохвицкого района Полтавской области на адрес Мацехи поступил ряд документов от некоего Ивана Задорожного, которые, по мнению чекистов, "заслуживали оперативного внимания". Вскоре, 19 декабря, Задорожный сам прибыл в Феодосию, предварительно договорившись с Мацехой встретиться не на вокзале или дома, а на городском рынке. Однако, как зафиксировала агентура, встречи там не произошло: Мария с Иваном банально разминулись. Из-за этого Задорожный приехал к Мацехе в общежитие, где пробыл два дня. После чего гость выбыл в неизвестном направлении.

За эти два дня агент КГБ Маяк успел ознакомиться с паспортом Задорожного, выписав номер и установочные данные. В КГБ считали это большим успехом: отмечалось, что у Маяка довольно ограниченные возможности для агентурной разработки Мацехи.

Выяснилось, что Иван Задорожный, 1925 года рождения, уроженец села Гасинки Миргородского района Полтавской области, был осужден Военным трибуналом войск МВД по Ростовской области 25 сентября 1950 года по статье 58 ч. 1а УК РСФСР ("Измена Родине") к 25 годам лагерей. В Феодосию же он якобы прибыл для трудоустройства.

Несколько позже Задорожного удалось идентифицировать в Краматорске Донецкой области, где он некоторое время проживал. Когда же КГБ получил информацию, что Иван дважды переходил государственную границу и проживал по фиктивным документам (паспорт Задорожного на самом деле был выдан в Магадане Марфе Кирьяновой), интерес к его персоне и к Мацехе только усилился. Соответственно, 9 апреля 1957 года был утвержден план агентурно-оперативных мероприятий по делу предварительной оперативной проверки №489.

Планом в частности предусматривалось завербовать в качестве агента уроженку Воронежской области Валентину Наумову, проживавшую вместе с Мацехой в общежитии кирпично-черепичного завода. Ценность для органов она имела потому, что дружила с Мацехой, женщины вместе проводили свободное время. КГБисты отмечали, что Наумова уже предоставила много интересной оперативной информации о Мацехе и Задорожном. В частности, пересказала информацию Мацехи о том, что у Задорожного есть тяжелый чемодан, за которым он тщательно следил даже ночью. Соответственно, как пересказывала Наумова, Мацеха подозревала, что там была не одежда, а что-то ценное. Чекисты планировали поручить Наумовой переговорить с Мацехой относительно ее осведомленности о жизни Задорожного, его судимости и перехода границы.

Параллельно сотрудники КГБ Крымской области совместно с Особым отделом КГБ при воинской части №99748 планировали изучить и завербовать в качестве агента военнослужащего части №53093 Романа Ярему. Парнишка был уроженцем и жителем Львовской области и находился в близких отношениях с Мацехой. Планом предусматривалось в случае удачной вербовки организовать Яреме двухдневную встречу со знакомой, контролировать ее мерами буква "Н" (отверстие для микрофона прослушивания). Целью была проверка правдивости донесений только что завербованного агента.

Очевидно, реализовать запланированные мероприятия не удалось. В документах КГБ содержится информация, что по состоянию на середину июня 1957 года Ярема уже демобилизовался и уехал во Львовскую область, письменной и другой связи с Мацехой не поддерживал.

Интересовала чекистов и информация о пребывании Мацехи в лагерях после осуждения. Планировалось изучить ее антисоветскую деятельность там и связи. Разумеется, вся почтовая корреспонденция Марии и в дальнейшем должна была находиться на перлюстрационном контроле. Отдельные пункты плана работы касались фигуры Задорожного. Управлениями КГБ Сталинской (Донецкой) и Полтавской областей поручалось установить его место пребывания, проживания и насобирать на мужчину как можно больше компромата. В разработку Задорожного специально был введен агент Орлов.

Впрочем, несмотря на дальнейший интерес КГБ к Марии Мацехе, в 1957 году ручеек агентурной информации по ней иссякал. Чекисты отмечали, что молодая женщина всерьез задумывалась над созданием семьи, и именно этим объяснялся ее интерес к морякам-землякам.

Таким образом, по состоянию на 1957 год усилия чекистов по разработке Марии и Ивана были не слишком успешными. К сожалению, как сложилась дальнейшая судьба этих двоих, которыми занимались управления КГБ сразу нескольких областей, ныне неизвестно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Как запорожские антикоммунисты пошли "собственным" националистическим путем;

Как Херсонщину зачищали от украинских националистов;

Как татары мешали советскому руководству наслаждаться "отжатым" Крымом.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье