Архивы КГБ: Почему Запорожская комиссия по реабилитации не смогла помочь связному ОУН Роману Байраку

Репрессированный, прежде всего, из-за причастности к Организации украинских националистов житель Запорожского края Роман Байрак еще при жизни пробовал добиться реабилитации. Впрочем, бесполезно. Сейчас вернуть ему честное имя пытается внук

Архивы КГБ: Почему Запорожская комиссия…

Вопрос о реабилитации уроженца Запорожского края Романа Байрака дважды — в конце 2019-го и в начале 2020 года — рассматривался на заседании региональной комиссии по реабилитации. Однако решен не был. Автор этих строк, не только исследует архивы советских спецслужб, но одновременно является заместителем председателя комиссии, рассказывает о деле и о том, почему запорожцу Байраку не возвращено честное имя.

Начало Великой Отечественной войны 38-летний житель села Хитровка (вошло в состав поселка Камышеваха) Роман Байрак встретил в качестве технолога артели "Известник". До этого мучину уже "замечали" в нелояльности к советской власти: Роман был трижды осужден за пассивное сопротивление колхозному строю — "незаконный убой скота и сокрытие мяса". В сентябре 1941 года Байрака мобилизовали на строительство оборонительных сооружений возле села Веселое Запорожской области. Там он попал в немецкий плен. Вскоре был освобожден и вернулся в родное село.

В Хитривке Байрак и познакомился с членами походной группы бандеровской ОУН. В селе состоялись сборы общественности, на которых пропагандировались идеи развития Украинского самостоятельного государства. На этом мероприятии, кроме членов походных групп, выступал и Роман Байрак, которого тут же назначили старостой сельской управы.

Кроме этого, Байрак стал связным между Камышевахой и Запорожьем по линии ОУН. Привозил пропагандистскую литературу и листовки, в частности, брошюры "Что такое национализм" и "Ход борьбы ОУН за образование независимой Украины".

Во второй половине января 1942 он в очередной раз пытался выйти на связь с руководством ОУН в Запорожье. Однако на известных ему адресах никого не было. Байрак узнал об аресте оуновцев немецкой полицией, и фактически с этого времени уже не принадлежал к подполью ОУН, поскольку не имел возможности работать без руководства и связей с областным руководством.

С работой старосты сельской управы у Байрака также не сложилось. В том же январе 1942 с работы его уволили, а гестапо арестовало как "советского активиста". Из тюрьмы Байрак вскоре вышел и продолжал жить в Хитривке. Повторно СД арестовало мужчину в январе 1943 года. Роман пробыл в заключении семь месяцев, то есть почти до возвращения на Запорожье советских войск.

Естественно, что контрразведка "СМЕРШ" также не обделила его вниманием. Однако, из-под ареста Байрак был освобожден и мобилизован в Красную армию. С тех пор воевал, был ранен. После демобилизации в сентябре 1945 года вернулся в родную Хитривку и попал под еще более пристальное внимание советской спецслужбы. Его разрабатывали в рамках дела "Возрожденцев". По определению самих сотрудников УНКВД, это было самое значимое в то время в Запорожской области агентурное дело отдела по борьбе с бандитизмом. Оно было заведено в феврале 1946 года на членов ОУН Ореховского района.

Роман Байрак

Роман Байрак

В деле, кроме Романа Байрака, проходили еще четверо жителей Хитровки: Николай Сингур, Иосиф Безуглый, Петр Король и Константин Король. Все подозревались в том, что были привлечены к ОУН осенью 1941 года членами походной группы.

В рамках этого дела бывшие староста сельской управы Роман Байрак и начальник местной полиции Николай Сингур были в марте 1946-го арестованы. Следствие установило, что оба имели отношение к ОУН лишь осенью 1941 года, после чего потеряли любые связи с подпольем.

Судили мужчин 12 июля 1946. По приговору Военного трибунала Таврического военного округа Байрак был приговорен к шести, а Сингур — к восьми годам лагерей. Кроме того, каждый получил по три года поражения в правах за "измену Родине". Стоит заметить, что кроме обвинения в принадлежности к ОУН, Роман Байрак также обвинялся в активной коллаборации с нацистами, выполнении их предписаний и репрессиях против советских активистов и тому подобное. Приговор он отбывал в городе Котлас Коми АССР. Был освобожден в декабре 1951 года.

обвинувачення стосовно Романа Байрака

Постановление о предъявлении обвинения Роману Байраку: "враждебно настроен против советской власти", "поступил на службу к немцам", "поддерживал деловые связи с ОУН"

В биографии Байрака есть один довольно показательный эпизод. К 40-летию Победы, в 1985 году, он был награжден орденом Отечественной войны II степени. Однако через два года, а это был разгар так называемой перестройки, решением Ореховского районного военкомата награду у мужчины, который воевал и был ранен, изъяли.

Роман Байрак не считал себя справедливо осужденным. При жизни пытался получить реабилитацию. Обращался в прокуратуру и суд в 1988-м и 1992 годах. Однако в пересмотре дела и приговора ему отказали.

И вот в 2019 его внук, тезка деда Роман Байрак, обратился в Запорожскую региональную комиссию по реабилитации с заявлением об официальном обновлении честного имени деда Романа. Для автора этих строк обращение не стало неожиданностью. С Романом Байраком-младшим мы общались, когда мне удалось найти в архиве СБУ архивно-следственное дело, а также материалы агентурного дела "возрожденцев". Лично я не видел веских причин отказать в реабилитации. Но вместе с тем, значительных нареканий не было и от других членов комиссии, была продуктивная дискуссия, высказывались отдельные мнения и тому подобное. Впрочем, комиссия, по большому счету, Роману помочь и не могла. Так Президиум Запорожского областного суда 27 мая 1992 признал, что в 1946 году старший Роман Байрак был справедливо осужден. Это было решение не советского органа, а суда независимой Украины. Таким образом, на дело Романа Байрака не распространяется юрисдикция региональной комиссии по реабилитации. Его может просмотреть только Верховный суд Украины.

Впрочем, для автора этих строк также очевидно: эта ситуация наглядно демонстрирует, что до полного осознания роли и судьбы украинцев в ХХ веке, в том числе и во время Великой Отечественной войны, нам еще далеко. Часто мы оглядываемся в эпоху уже не существующего государства СССР. Будто стесняемся, что оно распалось и боимся обидеть "светлую память" империи зла.

Так или иначе, внук Романа Байрака, по его же словам, не собирается останавливаться. И готов обратиться в суд для защиты памяти деда.

Читайте также

Что известно о Игнатии Гребенюке, который руководил бандеровским подпольем в Запорожье

Почему запорожцы-борцы за страну до сих пор не избавились от клейма врагов

Что известно о еще нереабилитированных запорожских повстанцах-лысогорцах

Все новости Запорожья читайте на Depo.Запорожье

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"