Архивы КГБ: Основывал ли националист-стоматолог новую ячейку ОУН на Херсонщине

Зубной техник обрастал связями и не жалел денег на застолья для партийцев. "Чекистские" спецы по борьбе с ОУНовским подпольем считали, что он организовывает новую ячейку на Херсонщине

Архивы КГБ: Основывал ли националист-сто…

Даже спустя пять лет после окончания Второй мировой войны, в условиях затухания националистического движения на территории Западной Украины, "чекисты" южных областей все еще не могли "отдыхать" от борьбы с националистами. Местные ячейки подполья ОУН здесь были ликвидированы в первые послевоенные годы, но ежегодно прибывали переселенцы, в числе которых хватало врагов советской системы как явных, так и скрытых. Херсонская область не являлась исключением.

В феврале 1951 года Цюрюпинским (во время декоммунизации Цюрюпинску возвращено историческое название – Олешки) райотделом МГБ было заведено дело-формуляр на 29-летнего Ивана Куделю – уроженца волынского города Торчин. Первичные материалы на него передали коллегам сотрудники МГБ с малой родины Кудели.

Прежде всего, "чекисты" обратили внимание на то, что в 1939 году Куделя не остался в "советском раю", а удрал в оккупированную немцами Польшу, откуда отправился в Германию. Там волынянина неоднократно арестовывали гестапо и жандармерия. После наступления союзников, Куделя попал в американскую зону оккупации. Оттуда в 1947 году по репатриации был отправлен в СССР. У американцев мужчина работал парикмахером, у советских – переводчиком при комендатуре в Берлине, а затем – водителем в Потсдаме.

Вернувшись в родной Торчин, Куделя трудоустроился зубным техником и установил связи с местными членами подполья ОУН. Однако, уже через год, по причине ареста брата Николая за связи с украинскими националистами, решил уехать в Цюрюпинск. В материалах дела имеется записка якобы от арестованного брата Ивану.

Матеріал справи Куделя

Текст записки: "Брат Иван! Мое положение исключительно тяжелое, конечно меня осудят. Выход только один, надо спасать меня, еще не поздно. Используй все свои силы, нужно предоставить все то, чего от тебя потребуют органы. Их интересуют бандитские связи, тайники и сами бандиты. Сделай все, что можешь".

Иван этой записки не видел – она так и осела в "чекистских" материалах. Сам Николай на допросах показаний против брата не дал. Поэтому Иван смог выехать на Херсонщину.

По состоянию на это время оснований для того, чтобы за волынянином наблюдало "недремлющее чекистское око" и так хватало. Но сам Куделя добавлял поводов подозревать себя в националистической деятельности. Для чего заводил на Херсонщине широкие связи среди военных и районных "шишек". Используя их, в районном военкомате при помощи старшего лейтенанта Демшакова получил незаконный военный билет как офицер запаса.

Херсонское УМДБ начало активно разрабатывать Куделю. Первыми были подключены агент "Денисенко" и информатор "Махов". Оба должны были разоблачить ОУНовскую деятельность волынянина и выяснить, не принадлежит ли он к агентуре иностранных разведок. Параллельно с этим, к введению в дело готовилась опытная агент "Слонимская".

Подключенный несколько позже к разработке информатор "Брусилов" докладывал своим кураторам, что Куделя позволяет себе резкие антисоветские высказывания. И хотя касались они, в первую очередь социально-бытовых вопросов, для "чекистов" это была однозначная "крамола". "Говорят, что в СССР нет безработицы, а я вот зубной техник и сижу без работы, но мы проживем, я с женой привез много такого, что здесь ценится. В Германии жил хорошо, имел свой легковуой автомобиль, жил в хороших материальных условиях", – пересказывал слова Кудели "Брусилов".

Записка Брусилова своїм кураторам

Постепенно информация об Иване Куделе накапливалась и конкретизировалась. Херсонское МГБ имело данные о двух братьях Кудели, которые были арестованы и осуждены за деятельность в ОУН. Вместе с тем, из более поздних документов исчезли данные о том, что Иван прибыл в СССР по репатриации. Теперь чекисты писали "при невыясненных обстоятельствах". Видимо, таким образом нагнеталась истерия шпиономании.

Агентура фиксировала, что Куделя периодически выезжает из Цурюпинска в Львов и оперирует значительными суммами денег, которые, кроме прочего, использует для организации застолий с выпивкой для красноармейцев и партийцев.

Киевские спецы по борьбе с членами ОУН, которые тщательно отслеживали все попытки националистов основать новые ячейки на территории Восточной Украины, отмечали, что причин подозревать Куделю в подобной деятельности более чем достаточно.

Однако, прямых доказательств не хватало. Агентура по делу работала вяло и ценных материалов не предоставляла. Разнообразные же сплетни и эмоциональные замечания даже для советских (без)законников тогда уже не были основанием для ареста. К тому же, "чекисты", очевидно, были заинтересованы в том, чтобы получить как можно больше информации о возможной новой ячейке ОУН на Херсонщине, к созданию которой мог быть причастен Куделя. Поэтому волынянина не трогали, продолжая его разработку.

Читайте также:

Как на Херсонщине охотились на последнего командира УПА и националистку из Днепропетровщины

Как тернопольский юноша стал "чекистским" агентом-боевиком на Херсонщине

Как на Херсонщине "охотились на привидение" киевского бургомистра Багазия

Все новости Запорожья читайте на Запорожье.Depo

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"