Архивы КГБ: Как Запорожскую область после немцев "зачищали"

Осень 1943-го. Запорожская область еще не окончательно освобождена от немецких оккупантов (это произойдет только в феврале следующего года), а НКВД уже ищет коллаборационистов и немецких прислужников

В начале ноября 1943 года руководство отдела по борьбе с бандитизмом Управления НКВД Запорожской области направило докладную записку на имя наркома внутренних дел УССР Рясного. Сообщалось, что из районов Запорожской области под властью немцев остается лишь Каменко-Днепровский. В других уже идет "зачистка".

Под "зачистку" попадали разные категории населения: от разнообразного неопределенного элемента до откровенных коллаборационистов и немецких прислужников. К докладной добавлялись соответствующие таблицы: здесь и дезертиры, и бойцы РОА (Русской освободительной армии Власова, - Ред.), и украинские националисты, и бывшие полицаи, и агенты гестапо, и сельские старосты.

В общем, на учет были взяты 1733 человека, из которых 719 отбыли с отступающими немцами, а 1044 остались на территории области. Среди последних сразу начались аресты.

Еще одна таблица из архива дает представление о количестве людей, задержанных НКВД. Задерживали их как по агентурным делам, так и в результате облав и других мероприятий. Среди задержанных - подчеркнем, в области, которая еще даже не была освобождена - больше всего было дезертиров и уклонистов - почти полторы сотни. А также 15 старост, 13 полицейских, 11 тайных агентов, трое бандитов и один предатель родины.

В докладной "чекисты" описывали наиболее характерные задержания и аресты, которые провели в области по состоянию на 1 ноября 1943 года. Среди них - задержание бывшего полицая, а позже - старосты села Любицкое Новониколаевского района Федора Захарова. Его поймали 5 октября 1943 года. На допросе мужчина сообщил, что в начале оккупации пошел работать в местную полицию. В августе 1942 года вместе с другими сотрудниками принимал активное участие в розыске двух советских парашютистов. За это от немецкой власти получил 1 гектар земли и звание старшего сержанта полиции. С сентября 1942 года работал старостой, выполняя все указания немецкого командования. После допроса Захаров был передан районному отделу НКГБ для ведения расследования.

В Бердянском районе во время облав были задержаны жительница поселка Урзуф Донецкой области Дора Узун и житель Полоузовки Николай Киосков. На допросах они признались, что в своих населенных пунктах во время немецкой оккупации сообщали гестапо о коммунистах и участниках советского подполья.

В конце октября 1943 года информатор "Чернушка" сообщила сотруднику отдела по борьбе с бандитизмом, в Запорожье, что в Зеленом Яру живет Мария Сенченко, которая была тайным агентом оккупационной полиции. Женщину задержали, и на допросе она подтвердила факт сотрудничества с оккупантами, сообщив, что ее завербовал следователь полиции безопасности Гричановский. От него она получила задание выявлять коммунистов, комсомольцев и партизан.

Также в октябре секретный сотрудник НКВД (на русском сокращенно - "сексот") "Ира" предоставила информацию о том, что в селе Михайловка Новониколаевского района проживает близкая знакомая секретаря местной полиции Василия Кравца Татьяна Марченко. Татьяну мгновенно доставили на допрос, во время которого стало известно, что накануне эвакуации полиции женщину завербовали для слежки за советскими войсками и органами власти. Полицейские рассчитывали, что эвакуация из района будет непродолжительной, поэтому после возвращения они будут нуждаться в информации о поведении местного населения и тому подобное.

Благодаря информации той же "Иры" была задержана агент полиции безопасности Елена Колесникова, которая прибыла в Новониколаевский район из тогдашней Сталинградской области. Пикантность ситуации заключалась в том, что до войны Колесникова была агентом НКВД.

В Приморском районе 10 октября 1943 года было заведено следственное дело на лиц, которые способствовали уничтожению нацистами более 150 воспитанников Преславской колонии для дефективных детей. По делу были арестованы бывший директор колонии Илья Рубчев и бывшая воспитательница, позже директор – Тамара Вереникина. Важность, которую придавали этому расследованию, ярко иллюстрирует тот факт, что из областного отдела по борьбе с бандитизмом в Приморский район направили двух сотрудников. А, собственно, следствием руководил специально прибывший из НКВД УССР майор госбезопасности Елизаров.

Среди других успехов борцов с бандитизмом того времени был арест работника Запорожской городской оккупационной полиции Василия Мефедова, агента полиции безопасности Александра Ягупова (агентурное псевдо "Август"), полицая с Балабино Николая Закопайченко. Последний, в частности, отличился во время розыска семерых советских парашютистов. Про этот случай тогда написал городской журнал "Новое Запорожье". От оккупационной власти Закопайченко получил 0,5 гектара земли и денежную премию. Эти факты его биографии не забыл "сексот" "Тит", который и сдал полицая НКВД.

Еще одним из ведущих направлений деятельности сотрудников отдела по борьбе с бандитизмом было антинационалистическое. В НКВД всеми силами пытались ликвидировать подполье ОУН. О том, как это происходило, читайте позже на Depo.Запорожье.

Читайте также:

Как запорожских "чекистов" за плохую работу "выдрали";

Как запорожец за "власовцами" шпионил;

Как рядовые запорожцы в 1945 году "эстафету" ОУН подхватили.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье