Архивы КГБ: Как на Запорожье ветеринаров вредителями объявили

Во времена СССР преступниками по профессиональному признаку становились целые слои населения: врачи-отравители, инженеры-саботажники, генетики-контрреволюционеры. На Запорожье чекисты "разоблачили" вредителей-ветеринаров

Террор, на котором держалась советская власть в Украине, по сути своей нередко был совершенно абсурдным. Яркой иллюстрацией этому может служить дело "Запорожской окружной контрреволюционной вредительско-повстанческой организации ветеринарных работников", которое сохранилось в архивах ГПУ-НКВД-КГБ.

Разветвленную организацию вроде ветеринаров-вредителей сотрудники Государственного политического управления начали отрабатывать в Запорожье в 1931 году (тогда город входил в состав Днепропетровской области, – ред.). Обвинительное заключение по этому делу даже было издано отдельной брошюрой, настолько чекистам понравилось жуткое произведение их рук.

Цель организации, по данным ГПУ, заключалась в осуществлении вредительства в сельском хозяйстве и организации повстанческих ячеек для поднятия открытого вооруженного восстания, которое должно было начаться весной 1931 года, одновременно с (какой-то) интервенцией на СССР. Своими корнями организация достигала времен октябрьского переворота (именно "октябрьского переворота" написал сотрудник ГПУ в далеком 1931 году), которым остались недовольны выходцы из духовенства и зажиточного крестьянства. Кристаллизация намерений, как "исследовало" ГПУ, наступила же во время борьбы советской власти с достижениями НЭПа и состоятельным украинским крестьянством. Антисоветскую организацию, которая должна была охватывать Харьковщину и Днепропетровщину, возглавляли профессора-ветеринары.

По материалам дела, в Запорожье организация была создана еще в 1928 году, когда заведующий Днепропетровским Ветбакинститутом Исполатов привлек заведующего Запорожским ветдиагностическим кабинетом Дроботенко. Последний якобы должен был подыскивать кадры для руководства ячейками низшего звена в районах, селах, колхозах.

В ГПУ определили основные задачи, которые поставил Дроботенко одним из первых членов организации. В частности, они должны были заниматься вредительством, используя непригодные для употребления препараты; уничтожать целые стада скота, чтобы вызвать недовольство народных масс; развивать организацию; во время наступления интервентов (каких?) поднимать вооруженные отряды ячеек на антисоветское восстание; отравлять водоемы в районе, где размещены подразделения Красной армии, параллельно отравляя красноармейских лошадей.

В период времени с 1929 по 1930 годы сотрудники ГПУ насчитали ячейки организации в таких районах: Чубаровском (лидер Кашбакаш), Ореховском (Шляхов), Хортицком (Дубовецкий), Софиевском (Орлов), Каменском (Васютинский), Гуляйпольском (Кошлаков, Краснянский) и межрайонном центре в Жеребцах (Будкевич, Михайленко).

В определенный ГПУ состав организации входили заведующий Запорожским ветдиагностическим кабинетом Александр Дроботенко, запорожский ветинспектор Александр Миронов, запорожский райветврач Николай Поддьяков, транспортный ветеринарный врач Владимир Веселовский, софиевский райветврач Иван Орлов, чубаровский райветврач Анатолий Кашбакаш, Ореховский райветврач Михаил Шляхов, жеребецкий межрайонный врач Евгений Буткевич и гуляйпольский райветврач Николай Кошлаков.

В очередной раз возвращаясь к теме интервенции, сотрудники ГПУ "вкладывали в уста" Дроботенко следующее объяснение: "Выяснилось, что целью интервенции было свержение советской власти и замена ее белогвардейцами совместно с буржуазией группы западноевропейских государств, таких как Польша, Румыния и др, под протекторатом Франции и материальной помощи".

Самого факта существования в Запорожье антисоветской организации для ГПУ было мало. Надо было мыслить глобальнее. Создавать заговор. Соответственно, из обвинительного заключения можно узнать, что ветеринары-вредители из Запорожья подчинялись Днепропетровской организации, но также поддерживали через Дроботенко связи с Харьковом и Москвой. Кроме того, на месте еще подчинялись Запорожской окружной военно-офицерской повстанческой контрреволюционной организации (в плоскости подготовки всеобщего восстания). Роль руководителя этой организации в ГПУ отводили бывшему председателю Александровской земской управы Константину Михно.

Военное восстание должно было охватить прежде всего современные Ореховский, Пологовский и Гуляйпольский районы. Сначала сельскую местность, а после того, как на подавление села выйдут войска и карательные отряды, должен был восстать и город. На 1930 год сотрудники ГПУ "насчитали" 28 повстанческих ячеек, общее количество участников которых достигало 109 человек. Больше всего якобы было привлечено в Ореховском и Пологовском районах. Кроме того, повстанческий центр, конечно же, был в городе Запорожье, он состоял из 18-ти человек.

В качестве обвиняемых по делу "Запорожской окружной контрреволюционной вредительско-повстанческой организации ветеринарных работников" проходили Александр Дроботенко (1878 г.р.), Александр Миронов (1880 г.р.), Николай Поддьяков (1883 г.р.), Владимир Веселовский (1889 г.р.), Иван Орлов (1886 г.р.), Николай Кошлаков (1900 г.р.), Михаил Шляхов (1894 г.р.), Анатолий Кашкабаш (1899 г.р.), Евгений Буткевич (1889 г.р.). Само дело направлялось на рассмотрение судебной тройки при Коллегии ГПУ УССР.

Кроме протоколов допроса арестованных в деле еще были вещественные доказательства – пипетки с вакцинами. Они также передавались в Коллегию. Кроме девяти арестованных ветеринаров в материалах следствия упоминались и другие "потенциальные вредители и враги советской власти". Материалы на них выделили в отдельное производство, некоторые передали для отработки в районные отделы ГПУ. Разрабатывались также возможные участники повстанческих отрядов.

В общем, как можно предположить из материалов по делу, основной "зацепкой" против ветеринаров были массовые побочные действия вакцин, которые посылал Бакинститут, очевидно, не совсем качественных. Гибель скота и тяжкие последствия для того, который выжил, дали основание советским карательным органам "раздуть" дело чуть ли не всесоюзного масштаба. Сотрудники ГПУ решили не выяснять, что именно это было: тяжелое бытовое преступление или обычное головотяпство. Именно политический процесс был тогда актуален. Параллельно уничтожалась дореволюционная интеллигенция, которая своим скепсисом портила советской власти "рабочее настроение" на пути к "построению коммунизма".

Читайте также:

Как слесарей "Запорожстроя" американскими агентами объявили;

Как любовь запорожской медсестры попала в лапы "Перегноя";

Как запорожскому плотнику покушение на Сталина "шили".

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Запорожье